Второй в январе 2010г., когда в сеть попали первые снимки «дворца Путина под Геленджиком» – гигантского дворцового комплекса стоимостью около 1 млрд. долларов, с амфитеатром, зимним театром, пристанью, лифтом на пляж и пр., и пр.
 
И вот – третий. В интернете появились снимки дачи Якунина под Домодедово, где одна только банька занимает 1400 кв. м., куда известняк везли из Германии (российский известняк наших патриотов не устраивает), гранит – из Казахстана, а пруды стоили 150 млн. И, конечно, никакая это не дача. Это тоже Дворец – как Дворец графа Шереметьева в Останкино или графа Воронцова в Алупке.
 
Я сейчас не буду про зарплату главы ОАО «РЖД» Якунина и про скрупулезное соблюдение им евангельской заповеди, которая, если не ошибаюсь, гласит, что «в натуре, чем больше пацан украл, тем легче ему войти в царствие Небесное».
Я о другом. Дворец – это не просто большой дом. Дворец – это принципиально другая социальная структура общества. У Дворца, в отличие от Избы, Дома, Виллы, Таунхауса, есть несколько важных признаков.
 
Во-первых, во Дворце не просто живут. Из него управляют.  Причем рыночной компанией из Дворца управлять нельзя. Из него можно управлять только государством, провинцией или поместьем. Компанией управляют из штаб-квартиры: с нейтральной территории посредством менеджеров, а не из собственного дома посредством лакеев и царедворцев. Если из Дворца не управлять, он теряет содержание. Из функционального здания он превращается в то, что по-английски называется folly – бесполезное архитектурное сооружение, вроде пагоды или римских развалин в саду, построенное только для того, чтобы подчеркнуть статус владельца.
 
Во-вторых, Дворец требует не лимитированной рабочей силы. Либо это крепостные, рабы, смерды, холопы, евнухи, которым ты вообще ничего не платишь, либо твои финансы устроены так, что содержание Дворца и есть главная статья твоих расходов, как у Людовика XIV или Луция Лукулла. По этой причине ни один глава рыночной компании в принципе не может построить себе Дворец. Билл Гейтс не может построить себе Дворец. А герцог Мальборо, граф Шереметьев и князь Якунин, получается, могут.
 
В-третьих, Дворец требует наличия придворных. Не гостей, для которых выделена гостевая комната, не посетителей вечеринки возле мангала на заднем дворе. Его комнаты и залы построены специально, чтобы вмещать множество просителей, которые социально находятся выше холопов и смердов и которые просиживают во Дворце часами, чтобы попросить владельца Дворца о должностишке или одолжении. Выпрашивание привилегий путем просиживания штанов во Дворце – это принципиально другой способ общения и обогащения, нежели рынок.
 
В-четвертых, в отличие от Дома, куда звонит почтальон, и уж тем более Офиса, куда приходит клиент, Дворец посещают только Избранные. Большинство дворцов мира, от Castello Sforzesco в Милане до Запретного Дворца в Пекине, отгорожены от внешнего мира стеной, за которой – враги.
 
Вопрос: кто в Америке имеет Дворец? Ответ: только американский президент. Белый дом в полной мере обладает всеми функциями Дворца – это место, где президент не только живет, но и откуда управляет страной, и, разумеется, расходы на содержание Белого дома подчиняются не экономической логике. 
 
Вопрос: кто имел дворцы в Англии в XVIII в.? Ответ: король и высшая знать, то есть те люди, чьи деньги имели внерыночный характер. Когда в Великобритании лейбористы ввели большие налоги на наследство и на землю, эти дворцы не просто опустели: они мгновенно разорили своих владельцев и большею частью были за бесценок отданы государству.
 
Вопрос: кто имеет дворцы в России XXI века? Ответ: Путин и его приближенные. Сам факт существования Миллергофа или Якунингофа свидетельствует о том, что ни Газпром, ни РЖД близко не являются корпорациями в сколько-нибудь рыночном смысле этого слова.
 
Текст: Юлия Латынина
Источник: www.ej.ru/