«Я просто хотел научиться играть на гитаре и решил посмотреть, что происходит в этой сфере», — вспоминает 25-летний Дмитрий Толстяков. В 2009 году, студент Петербургского университета экономики и финансов наткнулся в социальной сети на объявление преподавателя музыки, который предлагал свои услуги за 250 рублей в час. Следом попалось объявление потенциального ученика, который готов был платить 400 рублей в час. Толстяков решил собрать спрос и предложение воедино.
 
Сейчас в сети Толстякова под названием «Виртуозы» — 19 музыкальных школ. Две собственных, где учатся в общей сложности около 600 учеников, приносят суммарную выручку около 20 млн рублей в год. Остальные 17 заведений за пределами Петербурга открыли партнеры-франчайзи.
 
Бизнес начался с группы ВКонтакте. Первые клиенты обошлись предпринимателю в 3000 рублей. «Я воспользовался пиратским способом раскрутки – парень из Омска разослал около 30 000 приглашений, и в группу вступили около 5000 человек. Три десятка стали моими клиентами», — вспоминает предприниматель. Дело спорилось: в неделю Толстяков сводил вместе в среднем 10 пар преподавателей и учеников. Занятия проходили дома у ученика или у преподавателя в среднем дважды в неделю и обходились ученику в сумму от 450 до 600 рублей за час. За свои посреднические услуги предприниматель брал комиссию от 25% до 40% стоимости занятия в зависимости от количества оплаченных вперед встреч.
 
Через месяц Дмитрий перестал справляться в одиночку и нанял нескольких сотрудников.
 
А через полгода, когда стало ясно, что ученики все чаще уходят напрямую к педагогам, предприниматель нашел для школы помещение и зарегистрировал фирму.
 
Зарплату учителя — от 250 до 400 рублей за час — Толстяков сформировал из почасовой ставки, зависящей от квалификации, и премии за удержание учеников и их достижения. За первый месяц работы оборот составил 50 000 рублей, уже через полгода – 500 000 рублей. Через год, когда число учеников выросло с первоначальных 30 до 200 человек, месячный оборот составил 1 млн рублей. 
 
Отдельной проблемой стала для Толстякова звукоизоляция классов и грамотно составленный договор об аренде. «Когда проходит урок игры на трубе, саксофоне или занимается ансамбль, то соседи приходят немного расстроенные», — замечает предприниматель. Он  вспоминает, что однажды недовольные обитатели дома даже пожаловались на шум в прокуратуру. Теперь в каждом договоре на аренду помещения приходится прописывать предельно допустимый уровень шума.
 
Предприниматель разработал систему отбора учителей, включающую анализ резюме, телефонное собеседование и тестовый урок в присутствии комиссии. «Стаж преподавателя — важная рекомендация, но не ключевая. Самый главный критерий — результаты учеников. Иногда студент консерватории может донести то, что не может сделать преподаватель с тридцатилетним стажем, потому что не в состоянии применить к ученику гибкий подход», — поясняет предприниматель. Кстати, тестовые уроки Толстяков используют и в маркетинговых целях — вывешивает на сайте информацию о том, что во время аттестации преподавателей можно взять бесплатный тестовый урок.
 
Адекватный подбор преподавателей – преимущество многих частных школ перед государственными. Например, частная музыкальная школа им. А. Вакал и М. Хлебниковой выдает выпускникам аттестат, с которым можно поступать в российский музыкальный вуз, но в отличие от государственной школы позволяет ученику выбрать и поменять преподавателя, а также назначить удобное расписание занятий и их количество. Девять из десяти учеников школы – взрослые, и учителям приходится преодолевать их «детские травмы». «У нас детей заставляли посещать занятия в музыкальной школе, и у многих остались неприятные впечатления. Взрослые ученики закомплексованы, боятся сделать лишний шаг. Нам приходится с этим бороться», — добавляет сооснователь школы Анна Вакал.
 
Толстяков привлекает преподавателей стабильным потоком учеников, чем выгодно отличается от традиционного репетиторства, более высокой оплатой по сравнению с государственными школами, новаторским подходом и свободой творческого выражения в обучении при минимальном контроле.
 
В 2010 году предприниматель решил выйти за пределы родного Петербурга, наладив продажу франшизы.
 
Партнеров он искал через профильные сайты, а также давал контекстную рекламу. Объем вложений в открытие одной школы — аренду, ремонт и покупку инструментов он оценил в 0,5 млн рублей. За использование бренда предприниматель взимает первоначальный платеж — 0,3-0,5 млн рублей в зависимости от региона и роялти не более 72 000 рублей. Срок окупаемости — 9 месяцев. По договору партнер получает полный пакет документации, специальный софт для управления фирмой, услуги менеджера-консультанта и раскрутку сайта. Потенциальных желающих много – каждый день предприниматель в среднем получает по одной заявке.
 
Партнер-франчайзи Толстякова Анна Суворова открыла под маркой «Виртуозы» три школы – в Новосибирске, Красноярске и Москве. Средняя выручка каждой из них 0,5 млн рублей в месяц, рентабельность около 25%. Собственные школы Толстикова доходнее, но чуть менее прибыльны: каждое из трех петербургских заведений приносит выручку от 1 до 1,6 млн рублей в месяц при рентабельности около 20%.
 
По сути рынок частного музыкального образования только зарождается. Еще пять лет назад их было всего несколько. Сейчас, по оценке владельцев, в Москве насчитывается около двух десятков заведений, в Санкт-Петербурге – около 15, в других городах-миллионниках – единицы. «Делить нам пока нечего. Для каждой частной музыкальной школы найдется свой ученик. На данный момент заведений не так много, — замечает Анна Вакал. — «Виртуозы» уже попробовали множество систем работы с учениками. У них хорошая реклама и маркетинг. Они стабилизировали систему обучения и начали продавать франшизу. Нам к этому же нужно прийти».
 
Некоторые конкуренты относятся к ценовой политике и качеству услуг «Виртуозов» критически. «Компания работает в сегменте масс-маркет, не претендуя на что-то выдающееся. Средний уровень качества услуг компенсируется демократичной ценовой политикой. Для российского рынка при больших объемах продаж это потенциально успешная бизнес-модель, но для нашей компании подобная концепция не приемлема хотя бы потому, что речи о большом искусстве здесь не идет. Мы уважаем то, что делают «Виртуозы», но полноценным учебным заведением их школы назвать нельзя», — говорит основатель музыкальной школы Affettuoso Worldwide Никита Фролов. Его компания работает в Москве, Петербурге, четырех европейских столицах и Лос-Анджелесе, предлагая услуги преподавателей трех категорий – от дипломированного специалиста (20 000 рублей за цикл из 10 занятий) до высшего специалиста (45 000 рублей). К последней относятся, например, преподаватели Парижской консерватории и Берлинской высшей школы музыки. Почти две трети учеников Affettuoso – корпоративные клиенты, использующие уроки в качестве инструмента для командообразования. 
 
Толстяков к критике относится спокойно. «Многие наши учителя этим особенно не зарабатывают, — соглашается он. — Они просто передают людям знания. Это в большей степени не денежная мотивация».
 
Со временем у «Виртуозов» сформировалось три группы клиентов. Две трети – молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет. Еще около 20% — люди старше 50, у которых «проснулась мечта детства». Самая малочисленная группа – дети. Их Толстяков старается по возможности отправлять в государственные музыкальные школы. «Если ребенок маленький, лучше чтобы он оставался в рамках системы. Мы ведь не даем сертификат государственного образца», — поясняет предприниматель.
 
Главная проблема «Виртуозов», да и остальных частных школ для взрослых – мотивация учеников.
 
В 2013 году Толстяков открыл третью школу в Петербурге, но потом ее закрыл. «Я понял, что количество клиентов распыляется на большее количество наших же школ и маржинальность в итоге падает», — объясняет предприниматель. По словам предпринимателя, в идеале ученик должен учиться игре на инструменте или пению около трех лет. «Но взрослым нужно все и сразу, быстро, недорого и чтобы времени немного отнимало. Не у всех есть сила воли. Люди не могут концентрироваться и брать на себя ответственность», — жалуется он. 
 
«Виртуозы», у которых ежемесячно обновляется около трети учеников, предлагают базовые курсы, состоящие из 8 и 24 занятий, причем стоимость одного занятия в первом цикле выше, чем во втором. Есть также отдельный формат «научиться играть песню» (аналогичную услугу предлагает и школа Вакал). Кстати, наибольшим спросом в школе «Виртуозы» пользуются гитара и вокал. Сейчас по этим дисциплинам учителя сети школ дают более половины всех уроков. При этом средняя продолжительность обучения редко превышает полгода.
 
За пять лет существования «Виртуозов» Толстяков научился играть на гитаре, фортепиано, баяне. Последние два года он занимается пением. «Первый концерт будет в июне», — гордо заявляет он. И поясняет: некоторые увлечения проходящие, а это «цепляет» и остается надолго. 
 
Источник: www.forbes.ru/