«Новая установка может работать в трех режимах одновременно и весит при этом менее 100 кг», — хвалится совладелец «Грин Рум Воркерс» Степан Ульмасвай, поглаживая металлический ящик с экраном. На экране крутится клип, у танцующего человечка — лицо Ульмасвая. Его компания выпускает мини-студии Sugar Dance для записи видеоклипов. Схема работы студии такова: клиент выбирает в меню сюжет и музыкальное сопровождение, оператор усаживает его между камерой и зеленым «задником», включает установку. На руки покупатель получает диск с клипом, где видит себя в одной из ролей. За несколько лет Степан Ульмасвай и его партнер Дмитрий Дымов продали более 200 мини-студий. Выручка компании в 2014 году составила около 27 млн рублей.

А начинался бизнес с эксперимента. До 2010 года Ульмасвай был совладельцем небольшой компании, выполнявшей отделочные работы на заказ. Параллельно он сдавал в аренду для «корпоративов» аттракционы-автоматы. В поисках новинок Степан узнал о фотокабинках с технологией chroma key — совмещения разных изображений в одном кадре. Почему бы не сделать такую, но с видео? Ульмасвай решил проверить, будет ли спрос. На скорую руку сделал сайт с электронной почтой, которую первое время проверял, а потом забросил. Спустя полгода, разбирая рабочие записи, Степан нашел логин и пароль от почты и ради интереса открыл ящик. «К своему удивлению, увидел там запросы», — вспоминает предприниматель.

Если есть заявки, нужно попытаться их удовлетворить. Технические компоненты для мини-студии несложно закупить, «софт» — заказать программистам-фрилансерам. Проконтролировать разработку Ульмасвай попросил своего знакомого, программиста Дмитрия Дымова. К концу 2010 года программное обеспечение на основе технологии chroma key было готово.

В то время у «Грин Рум Воркерс» уже был конкурент на российском рынке — американская фирма Dance Heads. Но все ее клипы были англоязычными. Ульмасвай с Дымовым рассудили, что для завоевания рынка им нужен русскоязычный репертуар. Переговоры с правообладателями заняли более полугода, в итоге лицензионный договор заключили с «Первым музыкальным издательством» (более 40 000 произведений в каталоге).

На все про все у партнеров ушло около 350 000 рублей собственных сбережений.

Раскрутка предложения с помощью контекстной рекламы быстро дала результат. Уже через месяц позвонил покупатель — бизнес-тренер Сергей Гебертаев из Краснодара. Первая студия собиралась на месте по частям. «Почему я им отдал предпочтение? Когда компания строится с нуля самими разработчиками, это означает, что будет идти развитие, — разъясняет Гебертаев. — Мне понравилось, что есть русский контент, выгодная система отчислений за клипы, возможность одновременно записывать трех человек. Установка окупилась месяцев за шесть».

Сразу после первой сделки Ульмасвай и Дымов взялись за создание мини-студии готовой комплектации. Подрядчику — производителю корпусов Алексею Располову они предложили долю в компании. Всю электронику решили закупать только у зарубежных производителей. «Мы хотели быть уверены, что у наших клиентов не сломается монитор или камера во время работы», — поясняет Дмитрий Дымов.

К середине 2011 года совладельцы «Грин Рум Воркерс» наладили серийную сборку установок. Придумали бренд — Sugar Dance. Для съемки клипов-шаблонов оборудовали стационарную студию — когда она не была задействована для съемок, то служила офисом и шоу-рум.

Франчайзинг оказался самым подходящим путем развития бизнеса.

Франчайзи покупает установку с контентом за 220 000 рублей и с каждого клипа отчисляет «Грин Рум» 45 рублей. Система отчисления работает автоматически — со счета франчайзи в его личном интернет-кабинете. «К Sugar Dance я присматривался около трех месяцев, — рассказывает Виталий Жамба, бывший москвич, переехавший в 2011 году в Одессу. — Я целенаправленно искал бизнес с малыми вложениями и такой, который бы зависел только от меня. Большая часть затрат на оборудование окупилась за первый летний сезон. Через год я стал представителем Sugar Dance еще и в Молдове».

К началу 2013 года количество франчайзи Sugar Dance перевалило за сотню. Выезжая со своей установкой на мероприятия (корпоративы и семейные праздники — важный источник дохода), Ульмасвай и Дымов сделали вывод: мини-студию надо усовершенствовать таким образом, чтобы франчайзи мог без труда установить ее за пять-семь минут и начать работу. Неплохо было бы еще и уменьшить вес устройства. «Для операторов нет никакого удовольствия в перетаскивании тяжелой махины», — смеется Ульмасвай. Обновленную конструкцию партнеры представили летом 2014 года. К базовой программе «танцующие и поющие головы» (75 клипов-шаблонов) добавились два режима — «дополненная реальность» и «оживающие фотографии». Студия с тремя режимами, то есть самой полной комплектации, обойдется покупателю в 720 000 рублей. Студия минимальной комплектации стоит 220 000 рублей — таких продано примерно треть от общего числа установок. Контент обновляется за дополнительную плату.

«Основные преимущества Sugar Dance — русскоязычный контент и несколько более низкая цена на оборудование. К сожалению, это не отражается на уровне коммерческого успеха у конечных покупателей», — считает Андрей Тимошенко, учредитель представительства Dance Heads в России, СНГ и странах Балтии. Он уверяет, что у большинства пользователей как Dance Heads, так и Sugar Dance сроки окупаемости студий не внушают оптимизма, а процент успешных клиентов невысок — таковы особенности данного бизнеса.

Выручка «Грин Рум Воркерс» в прошлом году снизилась на 10% по сравнению с 2013 годом. Как говорит Ульмасвай, многие потенциальные клиенты из-за экономической нестабильности не спешат вкладываться в новый бизнес.  Он не отрицает, что не все клиенты Sugar Dance довольны своими доходами. Примерно 25% студий Sugar Dance за четыре года сменили владельцев.  Тем, у кого дело не пошло, «Грин Рум Воркерс» помогает продать установку с небольшой уценкой.

На сегодня у Sugar Dance 200 франчайзи в России и СНГ. Средний доход франчайзи, по словам Ульмасвая, — 150 000–250 000 рублей в месяц.

Самый удачный сезон — новогодние праздники, когда выручка доходит до 500 000 рублей.

Работать можно по двум направлениям, благо установки мобильные: событийному (корпоративы, детские праздники, свадьбы, дни рождения) и розничному (в торговых и развлекательных центрах, парках отдыха и т.  д.). На корпоративах франчайзи получает не менее 5000 рублей в час, в розницу — 150 рублей с человека за клип.

«Мы исследуем новые технологии, есть определенные задумки, мы докручиваем ряд вещей, — увлеченно рассказывает Степан Ульмасвай, не вдаваясь, впрочем, в подробности. — Много чего еще можно придумать и сделать. С отделочным бизнесом такого драйва не было».

источник