А одну из них — Гнев — в российской версии озвучил Дмитрий Нагиев.

Титры

Райли — одиннадцатилетняя девочка, переживающая трудности переходного возраста. Но Райли — это не героиня, а место действия. Потому что главные герои — ее эмоции: Радость, Грусть, Страх, Гнев и Брезгливость. У них и так непросто складываются отношения, а им еще и предстоит отправиться в веселое, непредсказуемое и местами опасное путешествие по миру, где есть Студия сновидений, Страна воображения, хранилище Долгосрочной памяти, Пропасть забвения, Мемориал плюшевых зверей, Зона дежавю и некогда самый главный, а теперь совсем позабытый воображаемый друг.


— Дмитрий, почему вы согласились озвучить этот мультфильм?
— Я похвастаюсь: мне в последнее время много мультфильмов предлагают озвучивать. Но я смотрю рабочие материалы и часто отказываюсь. Мне не нравится. Пожилые люди типа меня, люди старшего поколения (а мне уже скоро восемьдесят), воспитаны еще на том «Диснее», где все нарисовано карандашиком, красками, глаз не оторвать. И здесь, когда я начал смотреть, мне резала глаз некая компьютеризированность, анимационность. Я вначале не обращал внимания на красоту картинки. Но потом мульт-фильм затянул меня оригинальностью идеи. Я ненавижу банальность мышления. Может, это незаметно в моих киноработах, но, по крайней мере, я ненавижу. И в этом мультфильме мне понравилась идея, что в каждом из нас живут эмоции, которые борются друг с другом, побеждают, проигрывают. Там своя особая жизнь, и посмеялся от души.

— Расскажите о своем герое.
— Я озвучил Гнев. Мой герой злой, потому что ему положено быть злым. Его же вставили в мультик. Если бы его поместили в слезливую пьесу, он бы был многосторонним. Здесь он, конечно, тоже многосторонний, но какие-то черты у него чуть больше выпуклы. В общем, это глубокий, серьезный персонаж, со своими переживаниями.

— Вы похожи на него?
— Да, только у меня в гневе еще слюни летят.

— Процесс озвучания дался вам легко?
— Тяжелая была работа. Я наорался, надышался, напукался так, что уже сил просто нет. Как просто озвучивать какого-нибудь лисенка: «Привет! Что делаешь?» (говорит тонким голосом. — Ред.). И как тяжело: «А!», «У!» (басом). Чуть не сдох! Этот паршивец все время орет, измотал меня. Вначале я обрадовался, что много междометий: «ха», «фух», «ага». Но когда их количество перевалило за пятьсот, а еще потом начались монологи… Это катастрофа просто! Он орет, балаболит и пытается юморить. Я надеюсь, что топот детских ножек и хлопанье маленьких ладошек будет мне наградой.

— Вы сами довольны результатом?
— Я очень подвержен эмоциям, очень сентиментален. Но, к сожалению, мы черствеем с годами. И другой вопрос, что немного мультиков, которые трогают, радуют или выжимают слезу. И чем дальше, тем меньше. Но, надеюсь, то, что мы сделали в «Головоломке», займет достойное место среди хороших работ. Мне будет очень интересно посмотреть картину вместе с ребятами, сидя в зале. Они с попкорном, я с ведром пельменей. Мы будем вместе радоваться.

— Вы сами любите головоломки?
— Не могу сказать, что я очень азартный человек, увлекающийся сбором конструкторов и головоломок. Головоломки у меня заканчивались на уровне передвижения цифр, чтобы собрать их в линию. «Занимательная физика» прочитана. Как говорится, можно понять, но нельзя полюбить.

— Можно ли вас назвать любителем мультфильмов?
— «Чип и Дейл», «Скрудж МакДак», «Белоснежка и семь гномов». Я все это помню, потому что тот юмор рожден не гномами, он рожден детьми. Наверняка, если задуматься, во мне есть ужимки мультяшек. Еще вот «Золушка». Хотя я ее чуть хуже помню. Не могу сказать, почему так произошло. Может, потому, что я из бедной семьи, и папе удалось украсть только кассету с «Белоснежкой», и мы ее и смотрели всем подъездом. Для меня мультфильмы — это и детство, и юность. И детство детей. Иной раз по семнадцать раз смотришь одно и то же, потому что вынужден. Поэтому для меня мульт-фильмы — это то, что дает мне момент стабильности.

— А если рассматривать мультфильмы как работу?
— Могу сказать, что я еще не наозвучивался мультиков. В ушах звенят голоса Вицина, Гарина, Грибова, которые озвучили их великое множество. И потому пока я с большим удовольствием это делаю.

Натали (Радость):
«Это мой первый опыт работы в студии дубляжа. Для меня это очень ответственно и почетно, поэтому я с радостью приняла предложение, — говорит певица. — Радость — главная эмоция. Она всегда в курсе всего происходящего. Я восхищена тем, с какой легкостью ей удается найти выход из любой ситуации и настроить всех вокруг на позитивный лад. Радость — деятельная, активная и позитивная».

Олеся Железняк (Печаль):
«Меня приятно удивило предложение озвучить Печаль, ведь обычно мне предлагают роли веселых, заводных и разбитных персонажей, хотя в жизни я скорее лирическая натура, — признается актриса. — Моя героиня — романтичная, грустная, обиженная, загадочная и очень доверчивая. Она идет вразрез со всеми остальными эмоциями, она всегда найдет возможность погрустить во время всеобщего веселья».

Ксения Собчак (Брезгливость):
«Такое ощущение, что ее писали с меня, а не меня нашли под нее, — делится актриса, теле- и радиоведущая. — Как и я, Брезгливость — не болтливая, а говорит только по существу, все ее реплики приходятся к месту. Внешне кажется, что она очень высокомерная, но на самом деле это ее маска, она позитивный и добрый персонаж. Для меня приятным открытием стало то, что моя героиня оказалась модницей, — я ведь очень люблю моду, и это нас объединяет».

Максим Виторган (Бинго-Бонго — воображаемый друг Райли):
«Я получаю большое удовольствие от работы над озвучанием. Мне достался активный и подвижный персонаж с большим диапазоном, — говорит актер. — Мой герой играет важную роль в развитии сюжета».

Владимир Епифанцев (Страх):
«В моем персонаже есть острота, жизнь, вибрация. Во время дубляжа осуществляется переход в состояние другой реальности — включаются внутренняя пластика, максимальная моральная и физическая отдача. Это тяжело, но интересно, — рассказывает актер. — Страх — абсолютно нетипичный для меня персонаж: в игровых сериалах и фильмах у меня амплуа грубого мужчины. Мой персонаж — паникер, который на всякий случай боится всего. Он пытается себя успокоить некоторой деловитостью и лидерским тоном, но всегда срывается, что, безусловно, делает его комичным персонажем».

источник