Они познакомились в 1934 году за кулисами, куда начинающая актриса пробилась, чтобы хоть парой слов переброситься со своим кумиром. Спектакли с участием 27-летнего Лоуренса Оливье всегда собирали полные залы. Помимо молодости и красоты Оливье был несомненно талантлив, и в то время критики уже признали его одним из ярчайших актеров британской сцены.

А вот юная Вивьен, которой исполнился 21 год, была всего лишь «подающей надежды» актрисой, которой всего-то и удалось, что разок мелькнуть на экране. Конечно, Вивиан Хартли (таково было настоящее имя актрисы) мечтала о большем. Вырвавшись на свободу после окончания закрытой школы при монастыре, девушка заявила родителям, что хочет стать блистать на сцене. Они не стали противиться: Эрнест Хартли даже помог дочери поступить в Королевскую Академию Драматических искусств в Лондоне.

Но вскоре молодая и кокетливая Вив встретила мужчину – адвоката на 13 лет старше нее. Не самая подходящая партия для непоседливой молодой актрисы, недоумевали родители и друзья. Да и сам Герберт Ли Холман признался: вообще-то он «не любит людей, связанных с театром». Но противиться очарованию Вивиан было невозможно. Они поженились в 1932 году, когда невесте едва исполнилось 19.

Спустя год на свет появилась их дочь Сюзанна. По этому поводу Вивиан в своем дневнике сделает краткую запись: «Родился ребенок – девочка». Быт домохозяйки и матери душил ее: пеленки, кастрюли, ползунки – не такой жизни она хотела! Вопреки желанию мужа, Вив наняла агента по имени Джон Гиддон и стала активно искать работу. Именно Джонни заявил ей, фамилия ее мужа – Холман – плохо смотрится на афишах. Он предложил девушке звучное сценическое имя Айприл Морн, но Вивиан предпочитала что-то, звучащее более знакомо. Так родился псевдоним, под которым ее впоследствии узнал весь мир – Вивьен Ли.

Вскоре ее утвердили на эпизодическую роль в кинофильме «Дела идут на лад». Особой известности эта роль Вивьен не принесла, но положила начало ее возвращению на сцену. По-настоящему успешной стала ее игра в спектакле «Маска добродетели».

Желая совершенствовать свое мастерство, Вив ходила на выступления знаменитых актеров. Лоуренс Оливье потряс ее и своим искусством, и своей благородной внешностью. Тот вечер, когда ей удалось пробраться за кулисы к Лоуренсу, стал поворотным моментом ее судьбы.

Позже Оливье в своих мемуарах вспоминал, что бойкая темноволосая девушка растопила его сердце комплиментами, а на прощание запечатлела на его щеке поцелуй, который он долго не мог забыть… Но главное – Вивьен уговорила его посетить спектакль с ее участием.

Увидев игру юной артистки, Лоуренс был по-настоящему впечатлен. В спектакле, который воссоздавал реалии XVIII века, Вивьен играла уличную девицу, выдающую себя за невинное создание. Критики в своих рецензиях называли ее «блестящей дебютанткой» и отмечали, что обаяние миссис Ли может соперничать лишь с ее интеллектом. Особенно поражало то, как менялось выражение ее лица. Неустойчивая психика актрисы позволяла ей мгновенно менять образ. Окажись на месте театралов психолог, он, вероятно, разглядел бы зачатки будущей душевной болезни, которая позже подточила здоровье Вивьен и в конце концов погубила ее. Но Оливье увидел лишь талант девушки, ее точеную фигуру и неземные глаза, уголки которых поднимались к самым вискам…

Они оба были несвободны, и оба имели детей. Но с того вечера стало ясно – их браки обречены. Какое-то время Вивьен и Лоуренсу удавалось сдерживать страсть, пряча ее под маской теплой дружбы. Они встречались за разговорами в кафе и обменивались впечатлениями о прошедших спектаклях. Но в 1936 году Оливье и Ли были приглашены на главные роли в историческую картину «Пламя над Англией». Играя любовников перед камерой, они стали ими и в жизни.

Жена Лоуренса, Джилл Эсмонд, как раз родила ребенка. Она была в шоке от заявления мужа о том, что он влюблен и хочет покинуть семью. Джилл заявила: развода она не даст и надеется, что Лоуренс придет в себя. Герберт Холман, муж Вивьен, тоже отказался давать ей официальный развод. Маленькая Сюзанна тоже оставалась с ним: вряд ли мать, с ее бесконечными репетициями и спектаклями, могла бы позаботиться о девочке надлежащим образом.

Впрочем, Вивьен впоследствии будет навещать подросшую Сюзанну, брать ее с собой в поездки и даже заходить на чай к ее школьным учителям. А после смерти матери повзрослевшая Сюзанна расскажет, как в детстве восхищалась ее аристократичной красотой, безупречными манерами и стилем –  и одновременно ненавидела за то, что больше всего на свете та была вечна увлечена своей работой, друзьями и мужем.

Несмотря ни на что, Лоуренс и Вивьен поселились вместе. Скандал даже пошел на пользу популярности Вив: ее имя стало чаще упоминаться в прессе, и предложений от режиссеров тоже стало больше. Именно в этот напряженный период в поведении 24-летней актрисы появились первые тревожные признаки. Лоуренс зашел к ней в гримерку перед началом спектакля «Гамлет», где она играла Офелию. Вивьен, никогда не возражавшая против его визитов, вдруг начала кричать на возлюбленного, а потом застыла, глядя в одну точку. Тогда Оливье списал это на обыкновенный нервный срыв, хотя нехорошее предчувствие еще долго не покидало его.

В 1938 году Лоуренс отправился покорять Америку. Когда-то его попытка завоевать провалилась, и вот наступил звездный час: актеру предложили роль Хитклиффа в экранизации «Грозового перевала». Вивьен очень тосковала – она не могла надолго оставаться в одиночестве. Режиссер картины, Уильям Уайлер, предложил ей второстепенную роль Изабеллы, но амбициозная актриса была согласна лишь на Кэти. Но поскольку роль уже была отдана Мерл Оберон, Вивьен пришлось остаться в Лондоне.

Недолго думая, она отменила свои лондонские спектакли и отправилась вслед за Лоуренсом. И снова возлюбленный Вивьен сыграл роль ее путеводной звезды. В то время в Голливуде шел кастинг актеров для экранизации знаменитого романа «Унесенные ветром». Книга Маргарет Митчелл была невероятно популярна, и фильм обещал стать успешным. Разумеется, при условии правильного выбора актрисы на главную роль. Продюсер картины Дэвид Селзник как одержимый искал «ту самую» Скарлетт. В феврале 1938 года американский агент Вивьен Ли посоветовал ее кандидатуру. Селзник посмотрел все фильмы с участием Ли, вышедшие в Великобритании. «Новая девушка очень недурна, я на нее надеюсь», — заявил он.

Как только Вив прибыла в США, ее отвели на пробы, после которых у продюсера практически не осталось сомнений.  «Она настоящая Скарлетт — темная лошадка и выглядит чертовски привлекательно. Говорю тебе в строжайшем секрете: круг претенденток сузился до Полетт Годдар, Джин Артур, Джоан Беннетт и Вивьен Ли», — написал Селзник своей жене.

В конце концов роль досталась Вивьен. Съемки проходили сложно: актриса не привыкла к работе на камеру, предпочитая театр. Сумасшедший ритм жизни киношников выматывал ее: работа порой шла без выходных с утра до ночи. Вивьен часто ссорилась с режиссером и Лесли Говардом, который играл ее экранную любовь – Эшли Уилкса. А еще она скучала по Оливье: хотя между ними больше не лежал океан, он работал в Нью-Йорке, а она – в Лос-Анджелесе.

«Как я ненавижу сниматься в кино!», – писала Вивьен своему покинутому мужу Герберту Холману, с которым, несмотря ни на что, сохранила дружеские отношения.

Муки актрисы окупились: вышедший в 1939 году фильм стал классикой, пережив своих создателей, а сама Вивьен получила «Оскар» за лучшую женскую роль. Впрочем, к амплуа звездной дивы она так и не привыкла.

«Я – не кинозвезда, - говорила Вивьен Ли. – Я актриса. Быть просто кинозвездой — это как фальшивая жизнь, прожитая во имя фальшивых ценностей и ради известности. Актерство же – это надолго, и в нем всегда есть превосходные роли, которые можно сыграть».

В феврале 1940 года официальная супруга Лоуренса Оливье наконец согласилась дать ему развод. Герберту Холману ничего не оставалось, как последовать ее примеру. В августе того же года Оливье и Вивьен сочетались браком в калифорнийском городке Санта-Барбара. На церемонии присутствовали лишь двое их друзей, Кэтрин Хепберн и Гарсон Канин.

Вивьен была очень привязана к Лоуренсу – возможно, даже слишком. Она хотела не только быть его супругой в жизни, но и постоянно играть его возлюбленных в кино. Временами это даже вредило ее карьере. Так, Ли не взяли на главную роль в «Ребекке» по Хичкоку. «Она не проявляла никакого энтузиазма, пока главную роль не отдали Оливье», – пожаловался режиссер. В результате главная мужская роль так и осталась за супругом Вивьен, а вот Ребеккой стала Джоан Фонтейн.

В 1941 году они сыграли вместе в фильме «Леди Гамильтон», который пользовался огромной популярностью по всему миру, в том числе и в СССР. Лента была высоко оценена министром Великобритании Уинстоном Черчиллем, а актеры стали его фаворитами. Красота Вивьен на оставила политика равнодушным – до конца жизни он называл ее образцом женственности, и никогда не упускал случая пригласить их с супругом на званый обед.

Но следом за стремительным взлетом чету ждало болезненное падение. Вивьен и Лоуренс решили поставить пьесу «Ромео и Джульетта», с которой когда-то началось их знакомство, на Бродвее. В постановку они вложили все свои сбережения, уверенные, что спектакль просто обречен на успех. Однако затея провалилась. «Несмотря на молодость и красоту мисс Ли и мистера Оливье, это вряд ли можно назвать актерской игрой», – написал разочарованный критик из Нью-Йорк Таймс. А его коллега из другого издания добавил, что у Вивьен Ли «голос продавщицы».

Подавленные и разоренные, супруги были вынуждены вернуться в Англию. Ради заработка и сохранения карьеры в 1943 году они отправились в турне по Северной Африке. Вивьен играла день за днем, пока не слегка с высокой температурой и надрывным кашлем. Прибывшие врачи поставили актрисе неутешительный диагноз – туберкулез левого легкого.

Вив была очень напугана, но они с Лоуренсом надеялись на лучшее: после нескольких недель в больнице стало казаться, что она выздоравливает. В 1945 она уже достаточно окрепла, чтобы сыграть египетскую царицу в историческом фильме «Цезарь и Клеопатра». Однако лента провалилась в прокате, а Вивьен ждал двойной удар. На съемках она узнала, что беременна, но вскоре пережила выкидыш.

Актриса впала в депрессию. Лоуренс не знал, как ей помочь. Их отношения становились все прохладнее. Однажды в порыве отчаяния Вивьен набросилась на него, молотя кулаками и выкрикивая оскорбления, а затем, рыдая, упала на пол. Наутро она не помнила подробностей безобразной сцены и была очень смущена. Оливье стал подозревать, что его супруга душевно нездорова.

К несчастью, это оказалось правдой – у актрисы развивался маниакально-депрессивный психоз. Вив то становилась апатичной, печальной и равнодушной ко всему, то вдруг вскакивала с нездоровым блеском в глазах, требуя немедленно ехать в театр или наносить визиты к друзьям, много и бессвязно болтала, заигрывала с каждым встречным, а на пике приступа могла устроить истерику.

Актер и друг Вивьен Рекс Харрисон вспоминал об одном из приемов, устроенных Вивьен и Лоуренсом. Вечеринка прошла отлично, но незадолго до ухода гостей актрису настиг очередной приступ. «Когда мы направились к двери, Вивьен бросила в нас туфлю. Она стала называть нас неприятными словам. Никогда раньше я не видел ее такой, но часто становился свидетелем подобного поведения в будущем. Я начал подозревать, что ее преследовала какая-то психическая болезнь, потому что в ее нормальном состоянии она была лучшей хозяйкой в Лондоне».

После нескольких ролей, неплохих, но не имевших особого успеха, Оливье вместе с Ли отправился в турне по Австралии и Новой Зеландии. В то время он уже был произведен в рыцари и состоял в Совете Директоров театра Олд-Вик. Во время этих гастролей труппа стала замечать, что между актерами творится что-то неладное: Вивьен и Лоуренс скандалили и кричали друг на друга, а однажды прилюдно надавали друг другу пощечин. Состояние Вивьен ухудшалось. Однажды ее пришлось на целую неделю заменить дублершей – актриса страдала от жестокой бессонницы и была просто не в состоянии выйти на сцену.

Журналисты с удовольствием смаковали подробности «непристойного поведения» актрисы. Лоуренс в отчаянии уговорил ее прибегнуть к электрошоковой терапии – единственному способу, который тогда существовал в арсенале медиков. Но лечения разрядами тока помогало слабо. К тому же, упрямая Вивьен кое-как соблюдала предписания врачей: она считала, что лучшее лекарство – это любовь ее мужа. А Лоуренс, измученный непредсказуемым поведением супруги, день ото дня становился все холоднее.

Катастрофа разразилась после выхода в свет спектакля «Трамвай желание». По иронии судьбы, этот период был самым успешным в творческой биографии Вивьен Ли, но он же окончательно подорвала ее здоровье и психику. Режиссером постановки стал Лоуренс Оливье. Игру Вивьен критики ругали, что заставляло актрису сильно переживать. Однако скандальная пьеса Тенесси Уильямса имела коммерческий успех и пользовалась неизменным спросом у зрителей.

Центральный персонаж пьесы, Бланш Дюбуа, по сюжету постепенно сходит сходит с ума. Вивьен пришлось отыграть более трехсот спектаклей, и грань между ее личностью и личностью героини постепенно стиралась. «Девять месяцев я была Бланш Дюбуа, и она до сих пор управляет мною», – признавалась актриса.

После Вивьен получила приглашение сняться в киноверсии постановки. Картина, снятая Элиа Казаном, вышла в 1951 году. Фильм получил блестящие рецензии, и Ли удостоилась второго «Оскара» в номинации «Лучшая актриса», а также премии «BAFTA» за лучшую женскую роль. Сам Теннеси Уильямс сказал, что в игре Вивьен было «все, что он хотел, и больше, чем того, о чем он мечтал».

Но жизнь актрисы к тому моменту лежала в руинах. Их брак с Оливье уже стал фикцией: болезнь, скандалы и истерики разрушили их отношения. После трагической потери ребенка в 1945 году Вивьен еще несколько раз пыталась родить любимому наследника, но все ее беременности заканчивались выкидышами. Поговаривают, что Оливье к тому же завидовал успеху жены, явно превосходившему его славу. Получив своего первого «Оскара», Вивьен подпирала им дверь, чтобы показать мужу, что все эти регалии ничего не значат для нее.

Официально они развелись в 1960 году, а уже в 1961 году Оливье женился на молодой актрисе Джоан Плоурайт, которая родила ему троих детей. В браке с ней Оливье дожил до старости и скончался в 1989 году.

А вот Вивьен Ли после развода оставалось всего семь лет жизни. Актриса продолжала работать в театре и в кино, доводя себя до физического и морального истощения, чтобы забыть о своей разлуке с любимым. Когда очередной приступ настигал ее во время съемок, она переставала узнавать партнеров на сцене, называя их именем ушедшего мужа, а однажды попыталась выпрыгнуть из самолета.

Пытаясь отвлечься от своих проблем, Вив закрутила роман с малоизвестным голливудским актером Джоном Мерривейлом. «Это мой последний шанс», – говорила она. Мерривейл даже написал Лоуренсу Оливье письмо, в котором сказал, что берет на себя ответственность за судьбу леди Оливье. Лоуренс принял известие с облегчением: он описал Джону признаки, по которым можно распознать надвигающийся приступ, и пожелал удачи. Этот роман продлился до самой смерти Вивьен. Впрочем, все понимали, что ее отношение к Мерривейлу вряд ли можно было назвать любовью – скорее, Джон служил ей опорой в болезни и горе. Замуж за Мерривейла она так и не вышла.

В 1963 году Вивьен получила «Тони» за лучшую женскую роль в мюзикле «Товарищ». В 1966 году на сцене ставили пьесу «Иванов» по Чехову. Публика поражалась тому, насколько достоверно Вивьен изображает умирающую от туберкулеза Анну Петровну. Между тем, актриса с трудом доигрывала до конца спектакля: ее собственные легкие тоже разрушались.

В конце мая 1967 года лечащий врач Вивьен Ли сообщил, что туберкулезом уже поражены оба легких, и Вивьен должна немедленно лечь в больницу. Но Вив поняла, что устала сопротивляться жизненным невзгодам: горю от ухода любимого мужа, распаду личности и приступам безумия, светлые промежутки между которыми становились все реже… Вивьен заявила врачам, что отказывается от госпитализации. Она скончалась спустя полтора месяца, в июле 1967 года в возрасте пятидесяти трех лет.