Во-вторых, безработица в США неравномерная – в некоторых штатах ее вовсе не наблюдается, а в некоторых она превысила даже 9%. А это уже от Бога – география, рельеф, изворотливость местных властей…

В-третьих, безработица эта – структурная. Среди белого населения безработицы почти нет. Она затронула цветное население и наших латинос. Т.е людей низкого образовательного уровня и низкой профессиональной квалификации. Как грубо ни прозвучит, но отряд не заметит потери бойца, если будет простаивать рабочий чиканос с кайлом или тяпкой. Отряд будет обезглавлен, если будет простаивать инженерный хай-тек, золотой фонд.

В-четвертых, безработица эта скрытая: человек потерял работу по специальности. Идти стричь траву или грузить бананы он не хочет. Потому, что во всем виновато «в-пятых». А на пятое у нас вот такой десерт: люди, потерявшие работу еще в самом начале рецессии, до сих пор продолжают получать пособие по безработице!

При жестких правительствах предшественниках президента Обамы люди имели право на пособие в течение всего шести месяцев в половинном размере от потерянной зарплаты. При сердобольных демократах, и не без подкачки либеральных СМИ, размеры кризиса сознательно раздувались, ужастики тиражировались, давление профсоюзов на администрацию возрастало. В результате чего сроки выдачи пособий по безработице увеличивались до 12 месяцев, потом добавляли с доброго барского плеча еще полгода, потом еще полгода – и так вплоть до сегодняшнего дня.

Половина зарплаты квалифицированного работника или рабочего в США такова, что на нее не пошикуешь, но скромно прожить вполне можно. Кто пострадал больше среди безработных, так это безответственные люди, повязанные на неподъемную в случае потери работы ипотеку. Они лишились своих домов, на покупку которых банки бездумно и легкомысленно выдавали кредиты бездумным и легкомысленным людям.

Не надо никакого кризиса: даже на ровной почве процветающей экономики любой нормальный человек обычно спрашивает себя перед покупкой: смогу ли я оплачивать дом с пятью спальнями в хорошем районе в случае потери своей работы или работы членов семьи. Вуаля. Дом ушел его владельцу – банку. Но банки домов не едят – они деньги едят. А продать дом этого бедолаги банк не может – даже те, у кого сохранились работы и деньги есть, боятся в такое пахучее время инвестировать в недвижимость. Банки оказались все в домах, но без денег.

Ладно, наш безработный потерял дом, но на половину своей зарплаты в виде пособия он прекрасно перебирается в то жилье, которое доступно его похудевшему кошельку. И ничего страшного не случилось – он по-прежнему жив-здоров. Сыт, пьян, и нос в табаке. Стимула искать работу у него нет: оказывается, можно прекрасно спать в одной спальне вместо пяти, и при этом не отказывать себе в насущных потребностях.

Вот такая картинка. Это, так сказать, фотография текущего момента безработицы. А теперь давайте посмотрим на нее с другой стороны, которая являет нам совершенно другую картину.

Но прежде я хочу открыть вам один секрет: полная занятость – отнюдь не благо. Полная занятость могла быть у арабов, когда они рыли чайными ложками Суэцкий канал или у китайцев, когда они строили Великую китайскую стену врукопашную. И если вам власти обещают сохранение рабочих мест, гоните такие власти вон – это значит, что вы будете строить свою страну, копая траншею чайными ложками. И дети ваши будут с чайными ложками.

Наш Конгресс аж весь посинел от натуги – ищут, где бы раздобыть новые рабочие места, какую бы пирамиду Хеопса придумать, и весь народ тачками вооружить и чайными ложками. Я вам как филолог филологу скажу: если ПРО есть антоним КОНТРА, то КОНгресс есть антоним ПРОгресса.

Не нужны нам эти работы с тачкой и ложкой! Нам нужна безработица прогресса, безработица высвобождения неквалифицированного труда! Безработица поголовной автоматизации и роботизации, безработица модернизации, безработица хай-тека.

Что сейчас начнется, я уже чувствую. А вы помидоры свои попридержите, и давайте обратимся к цифрам. И эти цифры касаются не только США и развитых стран. Они – универсальны потому, что характеризуют в целом вектор движения от примитивного к развитому.

Современную Америку построил тот самый рабочий класс, о котором так долго и неправильно говорили большевики. И чем больше они строили благосостояние Америки, тем меньшее число их становилось нужно. К началу Второй мировой войны индустриальных рабочих было почти 40% (если хотите точно, то 39%). С тех пор количество их неуклонно снижалось и ныне находится на отметке 9% от общего количества занятых трудом.

Сегодня их в США всего 11.8 миллиона человек – это уже половина ударного состава всего лишь против 1979 года, хотя население страны увеличилось вдвое, а индустриальная отрасль выросла в разы. Там, где стояли 100 Джонов с отверткой, сегодня стоит один робот. И это хорошо, товарищи! Куда девать сотню Джонов? В принципе, для прогресса вопрос нетактичный – прогрессу все равно. Пусть джоники переучиваются. Вот тут помочь можно, а можно и не помогать. Это детали.

Опять за помидорами потянулись? Ах, оставьте. Се ля ви ком а ля гер. Зато страна с дышла пересела за руль, зато продукты и товары стали дешевле и в изобилии, зато бестолкового Джона прокормить на халяву дешевле, чем платить ему за ковыряние отверткой американскую зарплату. Отверткой будет ковырять made in China чайной ложкой.

Помидоры в сторону, и заглянем поглубже – это кино мы уже однажды смотрели. В ХIХ веке. 60% населения США были заняты в сельском хозяйстве. Сегодня честь гордо называться фермером принадлежит всего двум процентам населения. Это именно они виновны в поголовном ожирении страны и благодаря им уже давно забыли, что означает слово «голод». Вспоминают слово «аппетит», но чаще вспоминают слова «голодание, диета, разгрузочные дни».

Короче, обытожась, на сегодня меньшее количество производителей обеспечивают больше и лучше товаров, чем раньше. Как боковой продукт прогресса возникает высвобождаемая масса производителей. Если она хочет выжить, ей одна дорога – в образование, в переобучение, в области, где востребован такой человеческий фактор, как серое вещество.

В этом я усмотрела симпатичное личико безработицы. И оно мне нравится, ей-богу.



Источник: ШколаЖизни.ру